Президент Европейского Союза силовой атлетики EDFPU.
Президент Межрегиональной Организации пауэрлифтинга в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.
Вице-президент Федерации ветеранов тяжелой атлетики России ФВТАР.
Персональный тренер.

  •  

Курьер Сатурна. Глава третья

Курьер Сатурна. Глава вторая

Следующая фаза тайного поединка с германской разведкой, развивавшаяся параллельно с операцией "Монастырь", получила наименование "Курьеры". В рамках начавшейся новой "игры" с Абвером, 7 октября 1942 г. на конспиративной квартире "Гейне" были задержаны немецкий курьер Шалаев Анатолий Иванович, прибывший вместе с радистом «Кондратьевым» (Зобач Григорий Григорьевич). Они были сброшены на парашютах в районе ст. Лихославль Калининской области. Немецкие агенты, прибыли с заданием передать «Гейне» радиопередатчик, 20000 рублей и «свежие» фиктивные документы для ранее прибывших курьеров Станкевича и Шакулова. Кроме доставки посылки, Зобач и Шалаев получили задачу легализоваться в Москве и приступать к самостоятельной работе. Полученные разведданные они должны были передавать в "Сатурн" по своей рации. 

«Центральный архив ФСБ России

Зобач Г.Г. 1 октября 1942 г. в составе разведгруппы был заброшен в советский тыл под г. Лихославлем Калиниской области с заданием на оседание и проведение разведывательной работы в Москве, с документами на имя Чуба Григория Григорьевича, сержанта госбезопасности, оперуполномоченного ОО дивизии 34-й армии. 8 октября 1942 г. Зобач Г.Г. арестован Управлением НКВД СССР по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст. 58-1 «б» УК РСФСР. После предварительного следствия Зобач Г.Г. дал признательные показания, в дальнейшем использовался в радиоигре «Кондратьев», проводившейся органами НКВД СССР в октябре-декабре 1942 г.
…»
 
На допросах Шалаев признался, что еще до призыва в армию в Москве на заводе НКАП был связан с группой лиц, совместно с которыми вел антисоветскую работу. После прибытия в столицу по заданию немецкой разведки ему удалось связаться с этой группой и получить их согласие на сотрудничество по сбору секретных сведений. Связанные с Шалаевым и привлеченные им к работе четыре человека были арестованы органами государственной безопасности по его показаниям.

Шалаев, Анатолий Иванович (1912-?) – агент германской разведки. Уроженец Москвы. Слесарь завода №24 НКАП. В январе 1942 г. сдался в плен в районе Ржева. В апреле 1942 г. завербован немецкой разведкой. Задержан советской контрразведкой в ходе операции «Монастырь».

«Протокол допроса 
Обвиняемого СТАНКЕВИЧА Иосифа Петровича.

   С Зобачем познакомился на вечере 14 или 15 апреля 1942 г., в связи с отъездом 11 человек «БГ» в Катыньскую школу германской разведки, затем учился в школе вместе. В школе вел себя несколько замкнуто, но учился хорошо. В отношении учебы по радиоделу он считался передовым.
   Отношения с руководством школы у него были хорошие. За успешную учебу его зондерфюрер всегда хвалил.
…»

«Протокол допроса
Задержанного ЗОБАЧ Григория Григорьевича.

  Вопрос: - Кто руководит Катыньской школой разведчиков?
  Ответ: - Катыньской школой разведки руководит зондерфюрер – капитан германской разведки, … . Все приезжающие в школу офицеры называют его доктором.
  В школу часто приезжает подполковник германской разведки, который возглавляет Катыньской, Витебской и другой какой-то школой, расположенной на территории БССР.
  В последнее время, месяц тому назад в Печи тоже организовалась школа германской разведки, которой руководит немец КАРНАЖИЦКИЙ. В эту школу уже приехали немецкие радисты и завезли радиоаппаратуру.
  Витебской-же школой руководит зондерфюрер - лейтенант германской разведки ФРИД, который часто приезжает в Катынь.
  В школе есть преподаватели из числа б. командиров Красной Армии. Так, например, преподавателем радиодела является б. полковник Красной Армии, работавший начальником связи 33 или 36 армии, фамилию его не знаю, зовут его Иваном Ивановичем. Этот Иван Иванович до войны проживал в Москве.
  Второй преподаватель разведки по кличке ЛЕБЕДЕВ, тоже бывший ст. лейтенант Красной Армии и по моему проживал в Москве.
  Этот ЛЕБЕДЕВ, во время моей отправки в Катыне вручил два письма разведчикам, переброшенным в одном самолете со мной и приземлившимся на 40 минут раньше меня.
  Во время вручения ЛЕБЕДЕВЫМ писем, зондерфюрером, этим разведчикам заявил, что они скоро увидятся.
  Поэтому я думаю, что эти разведчики должны прибыть в Москву и вероятнее всего остановятся у его матери – старушки, проживающей в Москве.
  Клички этих разведчиков следующие:
1. «АПОСТОЛ» - по документам, с которыми переброшен значится Владимир Иванович, фамилии не знаю. Переброшен в военной форме в чине лейтенанта Красной Армии. Радиостанция положена в красноармейский ранец, а продукты батареи у другого разведчика в вещевом мешке. Его приметы: рост выше среднего, лет 24-х, лицо круглое белое, нос прямой средний, волосы темные, голова средней величины, круглая, волосы зачесывает назад, сам средней упитанности, походка медленная в развалку, корпус немного сутулый, плечи опущены, на мизинце левой руки большая бородавка, цвет глаз не помню.
2. «ТЕМНИК» - по документам, с которыми переброшен, значится Федор Александрович. Переброшен в форме ст. лейтенанта Красной Армии. Приметы: рост высокий, лет 30, лицо круглое, смуглое, нос средний, голова круглая, волосы черные, зачесывает назад, лоб прямой, узкий , рот малый, зубы средние, глаза светлые, брови густые черные, плотный, выправка хорошая, походка быстрая, фотография на удостоверении сделана на белом фоне. Оружие имеет пистолет системы «Наган» и кобура одевается на ремень (не через плечо),  также кобуры были даны всем разведчикам, наганы у них русские, старые, не чещенные, портупеи у них одинаковые с самодеятельными пряжками.

Дело р.28711 в двух томах, том №2
...
Зобач Г.Г. дал подробную характеристику 30 чел. из Катыньской разведшколы, включая настроения и возможность сотрудничества с немцами.»

«Протокол допроса о задании агентов
Задержанного ЗОБАЧ Григория Григорьевича.

  Вопрос: - Расскажите подробно о заданиях полученных Вами от германской разведки?
  Ответ: - Недели за две-три до моей переброски мне выдали обмундирование и предупредили, что я буду переброшен в форме лейтенанта Красной Армии. А за неделю до переброски сказали, что я буду переброшен с ШАЛАЕВЫМ Анатолием, который должен скоро приехать в Катынь. Но откуда он приедет мне не сказали.

  28 сентября я вместе с ШАЛАЕВЫМ был вызван к зондерфюреру, который нам стал говорить какое задание мы должны выполнить будучи переброшенными, как агенты германской разведки.
  Это задание сводилось к следующему:
  После того, как нас спустят на парашютах, мы должны поехать в Москву устроиться на жительство и проживать под видом командиров Красной Армии, прибывших в командировку. Для этой цели мы были снабжены фиктивными документами, которые давали нам возможность находиться в Москве продолжительное время.
  После нашего устройства в Москве я должен работать на рации, а ШАЛАЕВ по сбору шпионских сведений.
  Сведения должны были собираться о всех движениях эшелонов по железным дорогам, идущим из Москвы на Тулу и на Ржев и завербовать людей, у которых должны жить и работать.
  Кроме этого, мы должны были собрать шпионские сведения об оборонных предприятиях в г. Москве. Выяснив при этом номера военных заводов, какую продукцию они выпускают и количество выпускаемой продукции.
  Установить какой возраст мобилизуют в ряды Красной Армии и расположение пунктов, где формируются войсковые части.
  Помимо этого ШАЛАЕВУ было дано отдельное задание доставить по данному ему адресу, радиостанцию, работающую на сухих батареях, деньги и документы агентам германской разведки, находящимся в Москве.
  Радиостанцию и кажется 20.000 руб. он должен был передать агенту германской разведки по кличке «Петро», через некоего доктора БЕРЕЗАНСКОГО, адрес которого записан у ШАЛАЕВА, но мне не известен.
  10.000 рублей и документы ШАЛАЕВ также через БЕРЕЗАНСКОГО должен передать агентам германской разведки СТАНКЕВИЧУ (фамилию которого не знаю).
  Затем нам зондерфюрер хотел дать в Москве явку, к одному агенту германской разведки (фамилии его и клички он не назвал), который как он заявил, будет нам давать сведения о движении воинских эшелонов по всем железным дорогам исходящих из Москвы. Но эту явку он дать почему-то не решился, а заявил, что как только мы устроим связь из Москвы с германской разведкой, то он радиотелеграммой сообщит нам адрес этого человека и даст установку в отношении установления связи с ним.

«Протокол допроса о выполнении задания
Задержанного ЗОБАЧ Григория Григорьевича.

  Вопрос: - Как Вами было выполнено задание германской разведки?
  Ответ: - Задание германской разведки мы успели выполнить только частично.
  Во–первых, после нашего приземления 1 октября, в 18 часов мы установили связь германской разведкой и передали радиограмму следующего содержания: «и - Мы вместе все хорошо. ШАЛАЕВ немного ранен в голову о сук дерева. Чувствуем себя бодро, привет».
  Во-вторых, по приезде в Москву по инициативе ШАЛАЕВА мы устроились на жительство у его родственника жены Потапова Сергея проживающего по 5-му Лучевому пер., д.4, кв.19, а также ШАЛАЕВЫМ была найдена квартира для работы на рации.
  Эта квартира находится на Соколиной горе, адреса не помню. В ней проживает знакомый ШАЛАЕВА по фамилии ЦЕХМЕЙСТЕР.
  К. ЦЕХМЕЙСТЕРУ мы с ШАЛАЕВЫМ 5 октября отвезли рацию и из его квартиры пытались связаться с германской разведкой.
  В-третьих, мною и ШАЛАЕВЫМ был завербован ЦЕХМЕЙСТЕР, с которым мы договорились, что у него на квартире по определенным дням будем работать на  рации и передавать немцам шпионские сведения.
  ЦЕХМЕЙСТЕРУ нами было дано задание узнать сколько в Москве находится авиазаводов и какие их номера.
  ЦЕХМЕЙСТЕР это задание принял и мы ему дали денег: я-1.000 рублей, а ШАЛАЕВ передал пачку денег без счета, примерно тысячи на 3.000 рублей.
  В-четвертых – как мне говорил ШАЛАЕВ, что он уже успел передать рацию и деньги через БЕРЕЗАНСКОГО для Петра. Но документы и 10.000 рублей денег предназначенных СТАНКЕВИЧУ и его напарнику ШАЛАЕВ через БЕРЕЗАНСКОГО передавать не захотел, так как хотел с ним увидеться лично и потом им вручить.
  СТАНКЕВИЧА ЩАЛАЕВ знает лично, по совместной учебе в Катыньской школе разведчиков.
  Вопрос: - Кого Вы еще кроме ЦЕХМЕЙСТЕРА привлекли к шпионской работе?
  Ответ: - Лично я больше никого не вербовал и мне неизвестно вербовал ли ШАЛАЕВ своих знакомых, проживающих в Лосиноостровское, у которых мы оставляли вторую рацию, комплект батарей и продукты. 
  Он об этом мне не говорил, но к ним он ездил часто.
  Вопрос: - А разве ПОТАПОВ Вами не завербован?
  Ответ: - Нет, ПОТАПОВ мною и ШАЛАЕВЫМ не завербован. Мы думали его вербовать, но ШАЛАЕВ зная ПОТАПОВА, боялся, что он, напившись пьяным, может о нас рассказать.
  Поэтому от вербовки ПОТАПОВА мы отказались и о себе ему говори-
ли, что мы приехали в командировку по служебным делам.
  Вопрос: - Когда вы должны были приступить к передаче шпионских сведений?
  Ответ: - 5 октября на квартире ЦЕХМЕЙСТЕРА я попытался связаться с германской разведкой и передать им, что мы прибыли в Москву, нашли квартиру для работы и жительства, но в виду того, что в комнате ЦЕХИЕЙСТЕРА нельзя было правильно натянуть антенну рации, то передатчик не работал и связь установить не удалось.
   Присутствующему в это время ЦЕХМЕЙСТЕРУ я все же сказал, что связь с немцами установили и работать будем. ЦЕХМЕЙТЕР при этом заявил, что он в последующем нам скажет в какие дни можно будет работать у него в комнате.
   Это ЦЕХМЕЙСТЕРУ я сказал потому, чтобы убедить его в том, что связь уже установлена и он должен принять участие в шпионской работе для немцев.
   Шалаеву же я после сказал, что связаться с немцами не удалось потому, что комната мала для натяжки антенны. 
   На это ШАЛАЕВ мне ответил, что он найдет чердачное помещение, откуда будет хорошо вести передачи.
   Шпионских сведений для передачи немцам ШАЛАЕВ мне еще не давал, очевидно потому, что он еще их не добыл.
   Вопрос: - Расскажите данные о Вашей рации.
   Ответ: - Рация которой меня снабдила германская разведка, работает на сухих батареях. Прием и передача прием и передача производится на коротких волнах. Я был снабжен двумя комплектами батарей, срок работы каждого комплекта определяется 72 рабочих часа. Сама рация малого размера и ее можно хранить в маленьком чемоданчике.
   Вопрос: - Какой был установлен разговорный код?
   Ответ: - Мне были даны позывные «Ш1», позывные же германской разведки «ФЗЬ» (последняя буква мягкий знак).
   Ключ для шифрограмм – «Сталинград в опасности». Код «Щ» или как его называют «КУ». Этот код является международным.
   (Таблицу кода прилагаю).
   …
   Вопрос: - Как практически Вам рекомендовалось организовать шпионскую работу?
   Ответ: - Работу на рации нам рекомендовали организовать на чердаке какого-либо дома или подобрать подходящий сарай. 
   Для успешного сбора шпионских сведений о движениях воинских эшелонов, мы должны были вербовать агентуру из антисоветски настроенных людей, независимо от пола. Причем в процессе подготовки человека на вербовку мы должны с ним пить водку и выявлять его настроения, а потом уже «покупать» за деньги.
   Вербовать преимущественно рекомендовали железнодорожных рабочих и служащих, имеющих возможность непосредственно наблюдать за движением эшелонов, но женщин вербовать рекомендовалось меньше, имелась предосторожность в том, что они легче могут рассказать. Часы работы нам были установлены: 8ч.35м. и 18.00 ежедневно по московскому времени.
   Вопрос: - Какими фиктивными документами Вас снабдила германская разведка?
   Ответ: - Мне было выдано удостоверение личности на имя ЧУБА Григория Григорьевича, в котором было сказано, что я являюсь сержантом государственной безопасности и работаю в должности оперативного уполномоченного Особого Отдела НКВД 34 армии. 
   Командировочное удостоверение, в котором указывалось, что я командируюсь в г. Москву по специальному заданию. Срок командировки кончался, как было указано, после выполнения задания. Таких командировочных удостоверений я имел четыре с указанием продления их срока. Последний срок продления командировки был 20 ноября 1942 г.
   Требование на получение жел-дор. билета, которое мною было использовано в Лихославе при получении билета  на Москву.
   Вопрос: - Почему Вам было выдано фиктивное удостоверение личности как сотруднику НКВД?
   Ответ: - Мне было сказано, что с таким документом легче провести радиостанцию, так как в поездах у сотрудников НКВД не проверяют вещи.
   Если-же при просмотре вещей была-бы обнаружена радиостанция, я должен заявить, что еду в командировку для выполнения спецзадания.
   Вопрос: - Какой инструктаж Вы получили о своем поведении на следствии на случай Вашего ареста НКВД?
   Ответ: - Если меня арестуют и найдут рацию, то я никоим образом не должен правильно называть ключ к шифру, а умышленно назвать неправильный ключ. А в отношении условностей, о которых я показал выше – рекомендовали ничего не говорить. А если НКВД усиленно будет добиваться показаний об этих условностях, то рекомендовали все же сказать, что такие условности даны, но о них сказать не правду, о значении «АР» совсем не говорить.
   …
   Вопрос: - Сколько денег Вы получили от германской разведки?
   Ответ: - Мне было выдано 30.000 рублей советскими госзнаками, такая же сумма была выдана и ШАЛАЕВУ.
   Вопрос: - А сколько денег у Вас оказалось при обыске?
   Ответ: - При обыске у меня было отобрано 8.000 с лишним, точно не помню.
   Вопрос: - А куда Вы израсходовали другую сумму?
   Ответ: - Две тысячи рублей я израсходовал в дер. Катынь на выпивку со своими знакомыми агентами германской разведки, а остальные 10.000 израсходовал в Москве. Из коих 2.000 р. дал ЦЕХМЕЙСТЕРУ, одну тысячу во время его вербовки, а другую тысячу на водку. Примерно 8.000 рублей я израсходовал на квартире ПОТАПОВА на водку и питание. ПОТАПОВУ и его жене я ежедневно давал рублей по 600 – 800.
Вопрос: - Каким оружием Вы были снабжены?
   Ответ: - Мне был выдан польский наган и 44 шт. патрон. Таким же оружием был снабжен и ШАЛАЕВ.
   Вопрос: - Сколько времени Вы должны были находиться, как агент германской разведки, в Москве?
   Ответ: - Срок моего пребывания в Москве определен точно не был. Об этом, как мне сказал зондерфюрер, поставят меня в известность по радио.»

Немцам было передано несколько радиограмм о том, что Зобач и Шалаев в Москве, что они восстановили ранее имевшиеся связи и просят выслать им деньги и новые документы. В «Сатурне» поверили в легенду и потребовали организовать тщательное наблюдение за передвижением войск через Москву и заняться сбором сведений о формирующихся в городе войсковых частях. В дальнейшем, принимая во внимание тот факт, что один из агентов, Шакулов, имел указание от немцев возвратиться обратно, на Лубянке решили скомпрометировать Шакулова в глазах германской разведки. В этих целях 18 октября 1942 г. Зобач сообщил, что Шакулов «ничего не хочет делать, трусит, много пьет». Через три дня из «Абверкоманды-103» поступило указание: «Всеми средствами его без сентиментальностей уничтожить. Передайте, как с этим справились».

Курьер Сатурна. Глава четвертая. 
http://zobach.ru/family/