Президент Европейского Союза силовой атлетики EDFPU.
Президент Межрегиональной Организации пауэрлифтинга в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.
Вице-президент Федерации ветеранов тяжелой атлетики России ФВТАР.
Персональный тренер.

  •  

Механизм выпуска шасси не срабатывал

При заходе на посадку в Ленинграде, загорелось табло "пристегнуть ремни". И после второго виража, наш самолет стал набирать высоту. Пассажиры в салоне стали нервно себя вести. Кто-то выкрикивал бравадные глупости, многие стали спрашивать бортпроводников, что случилось. Стюардессы мило успокаивали публику, улыбками и приветливым своим поведением. Через двадцать минут, нам сообщили, что мы направляемся в Петразаводск. Причин никаких не назвали.
При подлете к Перазаводску мы стали кружить над городом. Я понял сжигаем топливо.
Капитан корабля сделал заявление. Хоть весь салон слушал громкую связь внимательно, но и я не запомнил точных формулировок случившегося. Понятно было одно - Механизм выпуска шасси не функционировал правильно на правом крыле. Все чуть ли не в один миг кинулись или наклонились к правым иллюминаторам. Только истошный крик одной стюардессы остановил толпу с левого борта на своих местах.
Мы с тренером не разговаривали, каждый думал о своем сокровенном, он наверное о семье, о детях. У меня мысли просто скакали от страшных до безумных.
Стюардессы объясняли салону как себя вести: снять обувь, опустить голову куда поместить руки. И вот в салоне наступила тишина. Машина стала спускать вниз. Я услышал плач женщины, она вроде старалась его сдерживать, но всхлип ее был слышен по всему салону. Все понимали ситуация очень тяжелая.
Самолет два раза дернуло, качнуло и он опять стал подниматься вверх. Сделав небольшой наклон он опять начал спускаться. И тут по громкой связи передали, что шасси выпущены, мы идем на штатную посадку. Видимо каким-то "чудом" шасси, вышли в самый последний момент, избавив экипаж от необходимости приземлять самолет на живот. Но как ни странно никаких возгласов радости не было слышно до полной посадки лайнера. Только когда самолет покатился по посадочной полосе народ завизжал от радости и захлопал. Кто-то кричал ура, ....
На поле нас выпустили через два трапа. Когда я выходил из самолета, то заметил, что пожарные и скорые машины еще стояли около рулежки.
В зале ожидания нам сообщили, что мы можем либо остаться на ночь в гостинице и вылететь на следующий день, либо вылететь ближайшим рейсом на Ленинград на другом рейсе. Мы с тренером решили вернуться домой на ближайшем самолете и в ту же ночь мы уже были в Ленинграде. После такого решения мы смогли летать снова с уверенностью. Хотя полет после случившегося для нас не был легким по переживаниям.