Президент Европейского Союза силовой атлетики EDFPU.
Президент Межрегиональной Организации пауэрлифтинга в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.
Вице-президент Федерации ветеранов тяжелой атлетики России ФВТАР.
Персональный тренер.

  •  

Тяжелоатлетическая проститутка!

Парад спортсменов перед открытием очередного чемпионата Ленинграда по тяжелой атлетике. На подъем флага диктор вызывает прошлогодних чемпионов города, объявляя принадлежность спортсменов к командам.
Василий Муминов -  СКА, Георгий Зобач – «Зенит», «Кировец», «Орешек», «Буревестник», «Технолог», ШВСМ … 
по залу проходит не слабый смешок.
… Юрий Голубев – «Локомотив», ШВСМ, - продолжает диктор.

После парада ко мне подходит Александр Иванович Фаламеев, великолепный тяжелоатлет в прошлом, светила Ленинградской и Советской тяжелой атлетики, доцент кафедры тяжелой атлетики института физической культуры имени П.Ф. Лесгафта. У нас с ним были всегда очень теплые и дружеские отношения. Не раз он оказывал помощь моим друзьям в поступление в «Лесгафта».
- Георгий, ты тяжелоатлетическая проститутка! – и улыбаясь. похлопал меня по плечу.

На своем примере я постараюсь вкратце описать организационную структуру спортивных обществ и клубов.

Я начал заниматься штангой в зале, принадлежащему коллективу физкультуры «Орешек». Где моим тренером и наставником по жизни стал Сергей Михайлович Николаев. Тяжелоатлеты поселка многократно становились чемпионами и призерами Ленинградской области. И я влился в их душевный коллектив рабочего класса. Меня оберегали, как самого юного и уважали за трудолюбие. Коллектив «Орешек» принадлежал госзаводу им. Морозова. В свою очередь, спортивная структура завода относилась к добровольному спортивному обществу «Зенит» (ДСО «Зенит»). Ленинградский областной совет ДСО «Зенит» объединял коллективы физкультуры ряда отраслей оборонной промышленности, но писалось в отчетах. как тяжелой промышленности.

Я не знаю полный список этих коллективов, но перечислю те, где я выступал или тренировался неоднократно: «Арсенал», «Большевик», «Кировец», «Краснознаменец», «Ленинец», «ЛОМО», «Светлана» …  Выиграть в то в время чемпионаты Ленинградского ЛОС ДСО «Зенит» было не просто. И став уже мастером спорта, я еще не выигрывал этот турнир. Впервые я выиграл (не по юниорам) ЛОС ДСО «Зенит» только в 1975 году, будучи уже чемпионом Ленинграда. Вы теперь понимаете, какая высокая конкуренция была в те годы на тяжелоатлетическом помосте, даже в обществах. А в Ленинградской области были и другие спортивные общества: «Буревестник», «Водник», «Динамо», «Локомотив», «СКА», «Спартак», «Труд», «Трудовые резервы», «Урожай» ...  На соревнования ДСО любого общества можно было выполнять нормы Мастер спорта СССР. И не редко спортсмены выступали для выполнения мастерского норматива вне конкурса не на своем турнире. 

Все спортивные общества объединялись во всесоюзные, называемые Центральными Советами. Всесоюзные соревнования спортивных обществ собирали сильнейших атлетов своих подразделений. Проводились чемпионаты и Кубки этих подразделений. И мне приятно, что в моей копилке есть золотые, серебряные и бронзовые медали с ЦС «Зенит», «Буревестник» и «Труд». Также я устанавливал ряд рекордов Центральных Советов «Зенит» и «Буревестник» в толчке.

За призовые места на ЦС разных обществ давали хорошие дивиденды коллективам физкультуры. Материальные призовые для спортсменов были не большие. В основном в районе 40-50 рублей чемпиону за движение или сумму. Хороших атлетов в обществах старались оформить на работу в какую-то свою организацию. После Нового Года, когда я учился еще в девятом классе, меня оформили на завод разнорабочим, с окладом 80 рублей. Я стал получать ежемесячно 72 рубля на руки. Для меня это были большие деньги, правда. я их отдавал матери. А будучи подвешенным, т.е. оформленным, в одно время на Объединении «Кировец», получал около пятисот рублей, то больше, то меньше. Навряд ли эта разница зависела от соревнований. Вероятнее, от выполнения плана формовочного цеха, где я был оформлен. 

Каждое общество имело флаг, эмблему, спортивную форму, нагрудный знак. Руководство профсоюзными спортивными обществами осуществлял Всесоюзный Центральный Совет Профсоюзов. Совет организовывал соревнования между спортивными обществами, спартакиады профсоюзов СССР, учебно-тренировочные сборы; обеспечивал участие ДСО во всесоюзных и международных первенствах и чемпионатах. Спартакиады ВЦСПС считались малыми чемпионатами Союза. Там не выступали только атлеты «Динамо» и «СКА». Я был призером этих престижных турниров и дважды становился чемпионом. Три года я получал профсоюзную стипендию в размере 120 рублей. Правда, на руки приходилось около 108 рублей. Почему три года? Возрастной ценз стипендиата был до 26 лет. Стипендию получал во Дворце Труда на площади Труда раз в месяц, если был в это время в Ленинграде. Как-то осенью я получил за три месяца профсоюзную стипендию и «зарплату» на «Кировце», сумма вышла значительная, около двух тысяч рублей. С такой суммой денег я не поехал вечером домой на электричке, а взял такси. 

Школа Высшего Спортивного Мастерства (ШВСМ) – точно не могу определить ее предназначения, в основном там были сборники города. Наверное, это дополнительные ставки тренерскому составу, возглавляющему сборную города, да и нам спортсменам лишние сборы. 

На первенстве Ленинграда среди юниоров я получил ряд приглашений на поступление в высшие учебные заведения города. В то время спортивные кафедры институтов боролись за молодых перспективных спортсменов. Я еще учился в девятом классе и куда пойду учиться серьезно не думал. Но за три месяца до окончания школы, мы с моим тренером Сергеем Михайловичем Николаевым, приехали на встречу в ЛТИ имени Ленсовета. Нас встретили на кафедре физвоспитания старший преподаватель Степан Васильевич Сбитнев и заведующей кафедрой Николай Васильевич Ткачев. Мы заранее обсудили все вопросы моего поступления в «Техноложку».

Я не стал поступать в «Лесгафта», мне казалось, что мои знания заслуживают большего. Мне нравилась физика и химия, и почему бы не Технологический институт.

У меня были прекрасные отношения со всем преподавательским составам кафедры физвоспитания. Проще сказать, я был любимчиком у преподавателей и спортсменов тяжелоатлетов. 

Авторитет С.В. Сбитнева как руководителя тренировочного процесса, а также воспитателя, в широком смысле этого слова, был непререкаем. С особенной теплотой и даже с некоторой ностальгией вспоминаю атмосферу доброжелательности, взаимной поддержки, которая царила на тренировках, соревнованиях, спортивных сборах и распространялась абсолютно на всех участников тренировочного процесса – от нескладного новичка до опытного мастера.

Сборная «Техноложки» по тяжелой атлетике являлась неоднократным победителем и призером городских и всесоюзных студенческих чемпионатов. Уместно вспомнить, что в эти годы среди десятков вузовских тяжелоатлетических команд г. Ленинграда была жесткая конкуренция. Главными оппонентами спортсменов-технологов на тяжелоатлетических баталиях являлись команды Ленинградского института железнодорожного транспорта (ЛИИЖТ) и Ленинградского института физкультуры им. П.Ф. Лесгафта.

Когда я стал мастером спорта, Степан Васильевич пробил мне полставки тренера в институте. И я стал получать 45 рублей в учебные месяцы. За хорошие выступления Кафедра физвоспитания часто премировала меня в размере 50 рублей и поздравительными плакатами в вестибюле института. Эти поздравления помогали мне не только сдавать экзамены, но и знакомиться со студентками младших курсов. Не зря же мне предоставили комнату в общежитии. Стипендию я получал через семестр - не всегда я закрывал сессию вовремя. Но талоны на питание в профессорской столовой Сбитнев мне выдавал регулярно. 

И вот с поступлением в институт, на чемпионатах г. Ленинграда и ВУЗов я стал давать параллельный зачет клубу «Технолог» и ДСО «Буревестник» - всесоюзное спортивное общество, в которое входили все ВУЗы и техникумы СССР.

Я неоднократно становился призером и чемпионом ВУЗов РСФСР и СССР. И солидные очки капали в копилку коллектива «Технолог» Технологического института, где меня не только учили, но создавали хорошие условия для занятия любимым делом.

В то время Ленинград и Москва приравнивались к республиканскому значению. И сборные этих городов на равных с республиками выставляли на всесоюзные соревнования свои сборные. Спортсмены, входящие в состав сборной города, вызывались на сборы перед ответственными турнирами и на восстановительные на Черное море. Призы, полученные на чемпионатах города или области, у меня в основном уходили на подарки родственникам или знакомым. Материальных поощрений не было. Но звание чемпиона Ленинграда позволяло просить «подвес» с солидным окладом.

Трижды я попадал на пьедестал Союза в толчке. И когда бывал на сборах на Всесоюзной базе в Подольске, приезжал в Москву, в Спорткомитет СССР и получал по 90 и 120 рублей, как призер СССР. Вот такие были призовые.

В 82 году тренер клуба «Калев» Анатолий Сосновский, в прошлом чемпион Ленинграда в легком весе, пригласил меня в Эстонию. Когда я выступал за Эстонский «Калев», я был оформлен шахтером на сланцевом разрезе «Октябрьский» и получал преподавательские часы в Доме Спорта. В общей сложности, выходило уже не так много, около трехсот рублей. Но постоянный номер в Таллинском отеле «Пирита» и двойные талоны привлекли меня выступать за Эстонию. Почему двойные? Так часто делали для хороших атлетов, оформляя на сборы «мертвые души».

- Почему так часто выступали? – многие задают мне постоянно вопрос.  
- Хлеб надо было отрабатывать, - шутливо, но с большой долей правды, отвечаю я.

В 1979 году перед международным турниром «Кубок Дружбы» в одном номере, на одной странице, посвященной спорту были две статьи. В одной статье, я проходил как успешный мастер спорта, формовщик прославленного Объединения «Кировец», а в другой, как воспитанник Ленинградского Технологического института, студент старших курсов. Вот такой приятный казус с коллективами, за которые я выступал.  

- Георгий, ты тяжелоатлетическая проститутка! – и похлопал меня по плечу.  

Who were you Mr. Zobach?

Байки, рассказы и публикации Георгия Зобача