Президент Европейского Союза силовой атлетики EDFPU.
Президент Межрегиональной Организации пауэрлифтинга в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.
Вице-президент Федерации ветеранов тяжелой атлетики России ФВТАР.
Персональный тренер.

  •  

Осенью в десятом классе, мой тренер Сергей Михайлович попросил меня выступить за Вагановский гарнизон. Им нужен был железный «зачетник».

                  - За тобой заедут и объяснят, как там себя вести и сколько поднять. Встретит майор, он мужик нормальный.

                  Эти соревнования можно назвать первым коммерческим турниром в моей спортивной карьере.

                  Майор Фролов, увидев меня, покачал головой.

                  - Я просил хлопца, чтоб зачет дать, мне же через три месяца в запас. Ну, Николаев, все объяснил по-человечески, сказал, рассчитаюсь.

                  После краткого инструктажа, я уяснил - я сын офицера, тренирует меня сам Фролов, и должен железно поднять третий разряд.

                  - На тебя надежда, не подведи, мои хлопцы уже месяц тягают. Сергей сказал, что ты смышлен и сам закажешь, только дай зачет, мне эта спартакиада ночью снится и расслабиться не дает.

                  В Васкелово на мандатной комиссии, все было быстро - по-военному. Мне даже дали талоны в офицерскую столовую, правда, их давали почти всем выступающим. Ночевали все в казарме. Некоторые, видимо, не спали, кто отжимался, кто бегал по лестницам. Солдат есть солдат - он не дремлет и не спит, он за родину стоит. Почему-то вспомнил тогда эту присказку.

                  На следующий день с утра зашел в столовую, плотно позавтракал, был я еще недовесок. Идя на взвешивания, я видел как почти два десятка парней бегали около ДК, где проводились соревнования тяжелоатлетов, в спортивно-военных камуфляжах, они гоняли вес. На взвешивании я весил меньше, чем ожидал, видно, плотность воздуха от скопления переодевающихся военных превышала допустимые нормы САНГ. Заказал 100% подходы и пошел гулять по площади. Осень красивая пора, многокрасочная, прохладный воздух. На улице было легче дышать и ничто не отвлекало. 

                  К началу соревнований я посмотрел протоколы в легком весе, почти сорок человек. Легкая весовая категория, для солдата, что надо. Почему-то, большинство начинало с одного веса во всех упражнениях. Только потом в разминочном помещении, понял, что наш советский солдат должен поднимать третий спортивный разряд. 

                  Нас заставили построиться. Вывели для представления участников, а затем перед нами какой-то важный чин начал говорить. Поставленным голосом главнокомандующего он разъяснял суть снаряда и упражнений, которые мы, здесь собравшиеся, должны выполнить на помосте. Я на него смотрел, раскрыв рот от услышанного, а он, глядя на меня, покачал головой, подошел и сказал, чтобы я крепился, и смотрел на старших товарищей.   

                  Бардак на разминке меня не смущал, а вот переживания спортсменов и их тренеров и товарищей меня забавляли. Каких я только советов тут не наслышался, как вести себя на помосте, как поднимать штангу, чтобы судьи засчитали подход. Многие крепкие парни выполняли любимое народное упражнение – жим, странно на мой взгляд, но мощно. Жал я почти как все, и мои зафиксированные в третьей попытке 90 кг дали мне в результате 5 - 6 место в этом упражнении. Это норматив первого взрослого разряда. Жал я еще слабо, видно не окреп. С рывком и толчком у меня обстояли дела лучше, там больше решала техника.

                  Разминаться в рывке я боялся, все бегали по залу, балансируя со снарядом как с коромыслом. Многие пытались выполнять рывок в ножницы, более старый вид подъема штанги. Я решил подождать немного с разминкой. Благо вес на штанге на соревновательном помосте, уже как минимум полчаса, оставался на одном уровне.  Прибежал Фролов, найдя меня, присел, поинтересовался сколько я начинаю. Стал наставлять меня, как выполнять толчок. Почему толчок подумал я, ведь я еще и рвать не выходил!

                  - Соберись, толкнешь зачет и все в ажуре, - и убежал.

                  Когда меня вызвали на помост к первой попытке, меня смутила тишина, я посмотрел на судью. Тот внимательно на меня, мол давай. Я уверенно вырвал начальный вес и меня подозвали к жюри. Подбежал и Фролов, весь красный и потный. Важный чин спросил от куда я.

...